Катастрофическая эпидемия ВИЧ в России (Клара Вайс, 7 января 2017 г.)

 

2017-01-07 09:55


СИНДРОМ ПРИОБРЕТЕННОГО ИММУННОГО ДЕФИЦИТА


Спустя четверть века после упразднения Советского Союза Россия охвачена эпидемией ВИЧ-инфекции, которая напрямую связана с массовым потреблением героина. Это является свидетельством социальной катастрофы, ставшей результатом реставрации капитализма.

По словам Вадима Покровского, руководителя Федерального центра СПИД в Москве, на начало 2016 года диагноз ВИЧ-заболевания был поставлен примерно 850 тысячам россиян. С конца 1980-х годов от СПИДа умерло около 220 тысяч человек. По оценкам Покровского, еще около полумиллиона граждан страны инфицированы ВИЧ, но не находятся под наблюдением врачей. В 2016 году, по имеющимся подсчетам, появилось еще 100 тысяч новых больных.

Это с большим отрывом самый высокий показатель в Европе. Он соответствует почти одному проценту от общей численности населения России. Только в странах Африки к югу от Сахары эпидемия ВИЧ приобрела еще более опасный размах. Распространение ВИЧ в России идет вразрез с международной тенденцией: с 2010 года число новых случаев заражения ВИЧ, по данным UNAIDS, в мировом масштабе сократилось на 6 процентов. В Африке распространение эпидемии, по меньшей мере, приостановлено на большей части континента. В бывшем Советском Союзе, однако, произошел ее резкий рост — на 57 процентов.

В ряде регионов России в настоящее время ВИЧ официально признан эпидемией, так как там заражено более одного процента населения. Это касается Свердловской области, где ВИЧ-инфицировано около 1,7 процента населения, а также Томской, Новосибирской, Челябинской, Самарской и Иркутской областей, Пермского и Красноярского краев.

Почти все эти регионы когда-то были важными центрами советской промышленности. В некоторых местах, по данным немецкой газеты Frankfurter Allgemeine Zeitung, до 5 процентов мужчин в возрасте от 20 до 40 лет заражены ВИЧ. Министр здравоохранения России Вероника Скворцова предупреждает, что к 2020 году эпидемия может выйти из-под контроля, а число инфицированных может вырасти на 250 процентов.

Распространение вируса ускоряется по причине того, что в российских школах и общественных местах не ведется просветительной работы касательно ВИЧ и других заболеваний, передающихся половым путем. Еще более важным фактором ужасающего числа заболеваний является героиновая эпидемия, которая полыхает в стране с 1990-х годов.

Подавляющее большинство новых случаев заболеваний ВИЧ, — по официальным российским данным около 54 процентов, а по другим подсчетам, около двух третей, — обусловлено использованием грязных шприцов. Большинство ВИЧ-инфицированных — это люди с героиновой зависимостью. По данным UNAIDS, в 2013 году 1,8 млн россиян принимали наркотики посредством инъекций. Россия по этому показателю является мировым лидером.

Медицинский журнал The Lancet полагает, что из числа тех, кто внутривенно употребляет наркотики, 90 процентов заражено гепатитом-С, а доля ВИЧ-инфицированных среди них достигает 24,6 процента. Хотя население России составляет 146 миллионов человек, то есть около 1,9 процента населения земного шара, на страну приходится примерно треть жертв героина, ушедших из жизни в 2010 году. По сведениям Федеральной службы РФ по контролю за оборотом наркотиков [упразднена как самостоятельная структура и включена в систему МВД весной 2016 года], от передозировки наркотиков в стране ежегодно умирает около 90 тысяч молодых людей в возрасте от 15 до 34 лет. Согласно правительственным данным, в общей сложности от 8 до 9 миллионов человек в России страдают зависимостью от тех или иных наркотических средств.

Поскольку многие наркоманы поздно узнают о своем заражении ВИЧ, каждый год в мире рождаются тысячи детей с ВИЧ-инфекцией, так как их матери не принимают во время беременности препараты для того, чтобы блокировать действие инфекции.

Несмотря на то, что массовое употребление наркотиков даже Кремль некоторое время назад признал в качестве проблемы, — в 2009 году тогдашний президент России Дмитрий Медведев заявил, что наркомания является «угрозой национальной безопасности», — за этим не последовало никаких действий, способных искоренить причины, приводящие к наркомании, или означающих серьезную борьбу с ней. Причины наркомании связаны с последствиями капиталистической реставрации, которая создала социальную и историческую основу правящей олигархии.

Потребление героина в России резко выросло в 1990-е годы в условиях катастрофического социального кризиса. Степень социально-экономической катастрофы, случившейся практически в одночасье для миллионов рабочих и молодых людей, все еще трудно себе вообразить. Валовой внутренний продукт (ВВП) России упал в 1990-х годах до примерно 40 процентов от прежнего уровня, что превышает последствия Великой депрессии в Соединенных Штатах. В последний раз с экономическим коллапсом подобного масштаба страна сталкивалась в результате гитлеровской агрессии против СССР.

Гиперинфляция, составившая в период между 1991 и 1995 годами 10.000 процентов, бросила широкие слои рабочего и среднего класса в состояние горькой нищеты. В то время как небольшой слой бывших сталинистских бюрократов и криминальных «новых русских» беззастенчиво обогащался и в самых настоящих мафиозных войнах боролся за контроль над сырьевыми ресурсами страны, миллионы рабочих были вынуждены кормить свои семьи тем, что могли вырастить на своих приусадебных участках или собрать в лесу. Средняя продолжительность жизни, особенно у мужчин, резко сократилась, тогда как уровень детской смертности и число самоубийств взлетели вверх. В период между 1991 по 2015 годами, согласно оценкам, добровольно ушел из жизни миллион граждан России.

Промышленные центры вроде Екатеринбурга, а также так называемые «моногорода», — которые строились для обеспечения работы одного или нескольких предприятий, — особенно пострадали в плане социального обеспечения. Рабочие время от времени трудились без зарплаты или получая только ее часть. Безработица, практически неизвестная в Советском Союзе, стала серьезной социальной проблемой для миллионов семей. В сельской местности люди столкнулись с разрушением колхозной системы. Ее уничтожение привело сельское хозяйство и всю социальную инфраструктуру деревни к полному упадку.

К социальному кризису добавился политический: преступления, на протяжении десятилетий совершавшиеся сталинизмом, а затем, наконец, и его собственный крах породили в умах политическую путаницу и безысходность. Поколение в возрасте от 15-ти до 35-ти лет, составляющее сегодня большинство наркоманов и людей, живущих с ВИЧ, вступило во взрослую жизнь в этих условиях социального опустошения и политической дезориентации. Миллионы людей, которые перестали видеть для себя какую-либо общественную и политическую перспективу, в отчаянии обратились к наркотикам.

Доступ к героину в России, начиная с 1990-х годов, относительно прост и недорог. Соседний Афганистан, дестабилизированный в 1980-е годы войной, стал центром международного нелегального оборота наркотиков и в настоящее время производит около 90 процентов производимого в мире героина. Из-за относительно небольшого расстояния героин стоит в России сравнительно дешево. Кроме того, определенная часть государственного аппарата, в частности, в полиции, вовлечена в незаконный оборот наркотиков в продолжение всего постсоветского периода.

По оценкам экспертов, около 40 процентов экономической деятельности в России до сих пор приходится на теневую экономику, которая включает в себя не только незаконный доход от энергетического сектора, но и, помимо всего прочего, торговлю людьми и наркотиками, а также проституцию.

С начала 2000-х годов также получил широкое распространение крайне опасный заменитель героина под названием «крокодил», который можно легко изготовить на основе простых веществ из аптеки. Согласно оценкам, зависимыми от «крокодила» с 2002 года в России стали от одного до трех миллионов человек. Такие наркоманы в среднем живут один год и умирают крайне болезненным образом, так как наркотик разлагает организм изнутри.

С тех пор как правительство России в 2012 году запретило кодеиносодержащие препараты, из которых изготовляется «крокодил», официальные показатели смертности от этого наркотика немного снизились. Однако в то же время он получил хождение в Западной Европе, Латинской Америке и, в особенности, в США, где это усугубило героиновую эпидемию, в последние годы бушующую в стране, что вызвано усилением социального кризиса в Соединенных Штатах.

Вместе с тем, едва ли в какой-либо другой стране так трудно освободиться от наркотической зависимости, как в России. Причиной этому является, во-первых, продолжающийся кризис массовой задолженности, обострившийся в результате западных санкций, введенных в 2014 году. Во-вторых, здравоохранение, страдающее после экономического коллапса 1990-х годов от хронического недофинансирования, почти не предоставляет наркоманам помощи.

В 2015 году газета Moscow Times сообщила, что в России имеется всего четыре государственных учреждения для лечения наркоманов, которые располагают местами в общей сложности лишь для 200 человек. Терапия, основанная на метадоне, заменителе героина, — признанная на международном уровне в качестве наиболее эффективного и щадящего способа лечения героиновых наркоманов, — в России официально запрещена.


Источник: www.wsws.org