Почему вирус ВИЧ настолько убийственен и настолько не поддается всем нашим усилиям по борьбе с ним?

 

2017-12-27 06:00


СИНДРОМ ПРИОБРЕТЕННОГО ИММУННОГО ДЕФИЦИТА


Почему вирус ВИЧ настолько убийственен и настолько не поддается всем нашим усилиям по борьбе с ним? Ведь это очень примитивная штука. В его геноме есть всего три генных участка, и вот мы - цари природы, венец эволюции, со всеми нашими технологиями и приборами, стоимостью в десятки миллиардов долларов, с тысячами ученых и миллионами врачей - вот все мы, вся человеческая мощь никак не может справиться с этим бесконечно простым вирусом! Как это вообще возможно? От ВИЧ уже умерли десятки миллионов людей, и умрут еще десятки или сотни, прежде чем мы, возможно (!), справимся-таки с ним. Почему вообще такое оказалось возможным?

Ответ на этот вопрос на самом деле очень прост.

Множество людей относится к вирусам как к какому-то злу, как к чему-то заведомо агрессивному, опасному. И это отношение совершенно неверно. На самом деле вирусы - это просто часть нашей жизни, которая может убить (как и лопата), а может и помогать выживать (как опять-таки лопата). Мы живем с вирусами в глубоком симбиозе, и в любой момент времени на твоем теле и внутри твоего тела находится около 80 триллионов вирусов. Представить даже такое количество не представляется возможным.

Люди как-то постепенно смирились с тем, что мы живем в тесном союзе с бактериями. Мы стали понимать смысл термина "микрофлора" и его значение. Мы понимаем, что наша жизнь целиком зависит от наличия полезных для нас бактерий, и т.д. Но ведь все то же самое верно и по отношению к вирусам, но до сих пор общественное сознание еще не дозрело до этого понимания.

Итак, вирусы всегда сопровождали все живое. Ничто никогда не жило и не живет отдельно от вирусов, и все живое образует с вирусами симбиотические связи. Это означает, что между нами есть взаимополезные отношения. Что даем вирусам мы? Дом и кров, так сказать. А что дают нам они?

Во-первых, вирусы дают нам изменчивость генома и возможность эволюционировать. Ретровирусы (в этой статье я буду говорить только о них) внедряют в наши ДНК свои гены, и около 40% всего нашего генома и состоит из остатков древних (и не очень) вирусных геномов. На этом я сейчас не буду останавливаться.

Во-вторых, вирусы защищают нас от конкурентных видов. Тут все просто. Вирус ВИЧ-1 - тот самый, который так смертоносен и поражает людей, является разновидностью вируса ВИО (вирус иммунодефицита обезьяны). В Африке живут обезьяны, и у них есть свой собственный набор домашних вирусов, в том числе и ВИО. В течение многих сотен тысяч, миллионов лет эти обезьяны и ВИО притирались друг к другу. Давно вымерли те обезьяны, для которых ВИО был смертелен, и в конце концов ВИО стал для них безвредным.

Но что случалось, если какое-то животное появлялось на территории обезьян? Оно прекрасно жило там дальше, ведь оно не претендовало на ту же самую экологическую нишу. А если приходил близкородственный вид? А вот они уже вымирали, потому что они-то не приспособились к ВИО, который "заточен" под убийство именно близких обезьяньих видов, представляющих опасность для носителей ВИО. Таким образом, ВИО приносил обезьянам данного вида огромную пользу, являясь по сути генетическим оружием массового поражения, уничтожая близкие виды, которые могли занять нишу. И человек оказался настолько близок генетически к этим обезьянам, что в какой-то момент ВИО чуть-чуть мутировал не слишком удачно для человека (а вирусы мутируют в тысячи раз быстрее бактерий и в миллионы раз быстрее, чем мы), и стал для нас сначала умеренно опасным ВИЧ-2, а затем уже и смертельно опасным ВИЧ-1, который мы и называем просто ВИЧ.

И поэтому мы и не можем с ним справиться несмотря на всю его простоту, потому что это не просто "простота" - это невероятно эффективная простота, выработанная миллионами лет притирки ВИО к обезьянам. Поэтому ВИЧ идеально приспособлен к тому, чтобы убивать близкородственные виды, и его немного мутировавшая разновидность идеально убивает людей. И мы сейчас боремся не просто с каким-то вирусом, а с таким вирусом, который в результате естественного отбора за миллионы лет стал таким, который идеально убивает близкородственные к тем обезьянам виды.

В принципе, ВИЧ не делает ничего особенного, чего не делали вирусы раньше. Он тоже притирается к человеку, вступая с ним в симбиоз, просто первой фазой такого симбиоза является почти полное уничтожение 90 или 98 или 99.9% всех представителей нашего вида. Те, кто выживут, дадут потомство, которое с ВИЧ могло бы уже жить более мирно, и так - спустя тысячи лет - постепенно ВИЧ стал бы обычной мирной (для нас) частью нашего вирусного коллектива. Конечно, нас такое предложение дружбы не устраивает...

ВИЧ - не какая-то кара, свалившаяся на нас с неба. Это просто вирус иммунодефицита, т.е. поражающий нашу иммунную систему. В природе существуют разные вирусы иммунодефицита, и род человеческий не один и не два раза за свою историю подвергался такому убийственному влиянию разных видов ВИЧ, и каждый раз происходила совместная эволюция, ко-эволюция человека и вируса, и мы стали такими, какие мы есть, в том числе и в результате нашей совместной с вирусами эволюции. Просто сейчас нас перестало устраивать все это. Мы не согласны с вымиранием 90% или 99% людей, и мы ищем пути, как решить эту проблему, и каждый день мы делаем очередной шаг в этом направлении, и мы этот вирус несомненно победим.