"Предлагают только верность". Почему "скрепы" не остановят эпидемию

 

2018-09-09 21:01


СИНДРОМ ПРИОБРЕТЕННОГО ИММУННОГО ДЕФИЦИТА


Каждый день ВИЧ-инфекцией в России заражается 200-300 человек, с начала года Роспотребнадзор зафиксировал около 50 тысяч новых заболевших. С бушующей эпидемией, впрочем, борется не только Минздрав, но и Минюст, разработавший новый законопроект для НКО, занимающихся выявлением и сопровождением ВИЧ-инфицированных.

Согласно опубликованным предложениям, выставленным сейчас на обсуждение, НКО, получающие финансирование из-за рубежа, сначала должны будут представить свои программы на утверждение в ведомство. Рассматриваться они будут месяц, после чего или получат "добро", или "отказ" –? вместе с ликвидацией самой организации.

"Я женатый, чистый!"

Нина живет в Татарстане, в Лениногорске, это в 300 километрах от Казани. Когда-то она была "секс-работницей", а сейчас трудится "мамкой", держит в 63-тысячном городе одну из самых популярных и крупных "точек". Основные клиенты ее "девочек" – женатые мужчины.

Обещают, что будут с презервативом, а сами в последний момент лезут без него

– Многие мужики, которые приходят к нам, хотят секс без презерватива. "Я ж, – говорит, – женатый, чистый, у меня трое детей!" – и бьет себя в грудь. "Ну здравствуйте, примерный семьянин! – отвечаю ему. – Вы что же думаете, что этот статус спасет вас от ВИЧа что ли?" В городе гуляет ВИЧ, я хожу на собрания к "Анонимным алкоголикам", так там каждый второй заражен. ВИЧовые только и делают, что обсуждают имунный статус и где бы достать препараты, которые не выдают, – рассказывает Нина. – Девчонки мои постоянно жалуются на клиентов, потому что те очень часто наглеют: обещают, что будут с презервативом, а сами в последний момент лезут к ним без него.

Нина говорит, что своих "девочек" проверяет на ВИЧ каждые два месяца и пока на ее "точке" ни одного случая заражения не было. Тестировали на ВИЧ секс-работниц все это время сотрудники НКО из благотворительного фонда Тимура Исламова. Фонд этот 11 лет работал с наиболее уязвимыми группами (коммерческими секс-работницами, наркозависимыми, освободившимися из мест лишения свободы, живущими с ВИЧ) в пяти самых неблагополучных городах Татарстана, к которым относится и Лениногорск. В июле этого года Минюст признал этот фонд "иностранным агентом". До конца 2017 года фонд Исламова работал с Глобальным фондом для борьбы со СПИДом, туберкулезом и малярией, который в январе 2018 года завершил свои программы в России. Незадолго до признания "иноагентом" фонд Исламова сотрудничал с международной организацией AIDS Healthcare Foundation (AHF), которая занимается тестированием и лечением больных СПИДом. При поддержке AHF только в июне этого года сотрудники фонда бесплатно протестировал на ВИЧ более 600 жителей Татарстана.

– Для меня эта новая инициатива Минюста – очередная придурь, это абсолютное зло, направленное на продолжение политики страха, – говорит Тимур Исламов. – Государство уже просто не знает, как еще усилить контроль, что бы еще такого придумать, чтобы люди всего боялись. Осталось только залезть в наши кровати! Чиновники хотят контролировать там, где контролировать не нужно, потому что ограничение инициативы и, главное, свободы ставит крест на любой некоммерческой и общественной организации, где на инициативе и свободе как раз все и держится.

Исламов считает, что пострадал за правду: он открыто говорил, что профилактика ВИЧ в России отстутствует, что очень не нравилось властям. В итоге, по его словам, после признания его организации "иноагентом" работа фонда практически парализована.

Мы не можем "маргиналов" отделить от обычных людей, это просто невозможно!

– Мы раздавали информационные буклеты, чистые шприцы и презервативы, некоторым, кстати, это не нравилось: они писали жалобы, что мы занимаемся пропагандой аморального образа жизни. Недавно у нас в Альметьевске отняли офис, который мы ремонтировали своими силами, идет серьезное давление на волонтеров фонда, – продолжает Исламов. – Далеко не все понимают, как важно работать с наиболее уязвимыми группами, считая их маргиналами. По большому счету, только зарубежное финансирование позволяло проводить все наши программы, поскольку и раньше, и сейчас мало кто в России готов давать НКО деньги на профилактику ВИЧ-инфекции. Но ведь мы не можем "маргиналов" отделить от обычных людей, это просто невозможно! Потому что приходит такой вот "примерный семьянин" на "точку", а потом у его жены в женской консультации обнаруживается ВИЧ.

1 августа этого года представители НКО и люди, живущие с ВИЧ из Лениногорска, Бугульмы и Альметьевска обратились с петицией к президенту Путину, чтобы тот "дал указание Минздраву РТ обратить внимание на катастрофическую ситуацию с распространенностью ВИЧ на юго-востоке Республики Татарстан и безотлагательно начать масштабную профилактическую работу". Проанализировав официальную республиканскую статистику, инициаторы обращения пришли к выводу, что в их районах количество зарегистрированных случаев заражения ВИЧ-инфекцией приближается к двум процентам от общего числа населения. Реакция на эту петицию была мгновенной – статистику тут же засекретили, а саму страницу сняли с публикации. Чиновники, отвечающие в регионе за ВИЧ/СПИД, в местной прессе заявили, что никакой эпидемии нет, а сам Татарстан относится к регионам со средним уровнем пораженности ВИЧ-инфекцией.

Кроме верности ничего, презерватив – это табу

– По моему мнению – по тому государственному подходу, который есть – с эпидемией без НКО справиться будет трудно. Ведь именно НКО имеют входы в ключевые "маргинальные" группы, из которых эпидемия вырвалась в социально благополучные слои населения. А какая первичная профилактика от государства среди социально благополучного населения? Кроме верности ничего, презерватив – это табу. В итоге – только массовое тестирование! – говорит юрист Александр Ездаков из Перми, который не скрывает, что у него ВИЧ. – А что потом делать с выявленными? Кто и как их будет лечить? На какие деньги? Если сейчас среди уже выявленных постоянные перебои с лекарствами и низкий охват АРВТ (антиретровирусная терапия, которая состоит, как правило, из приема трех-четырех препаратов и позволяет ВИЧ-инфицированным десятки лет жить нормальной жизнью – РС), – фактически необходимое лечение получают лишь 33% нуждающихся.

Настоящая эпидемия

За 10 лет смертность от СПИДа в России увеличилась в 10 раз: с 1529 человек в 2005 году до 15 520 в 2015-м. В 2016 году она уже превысила 18 500 человек в год. По данным Федерального научно-методического центра по профилактике и борьбе со СПИДом (Центр СПИДа) Роспотребнадзора, общее число зарегистрированных россиян с ВИЧ достигло более 1,22 миллиона человек (живых и умерших). В конце 2017 года в стране проживало более 944 тысячи человек с ВИЧ. На Чукотке и в Республике Тыва рост случаев заболевания превысил 100%: 151,7% и 133,3% соответственно. В Москве за 2017 год зарегистрировано на 20,4% больше случаев инфицирования ВИЧ, чем в 2016-м. Средний возраст смерти от СПИДа – 35-40 лет. По данным Федерального центра СПИД, в прошлом году от СПИДа ежедневно умирали более 80 человек. Смерть от СПИДа составляет 53% летальных исходов от всех инфекционных заболеваний. Между тем, на закупки АРВТ-препаратов для лечения ВИЧ выделяется в среднем около 20 миллиардов рублей в год, и это в три раза меньше существующей потребности, считают эксперты. Руководитель федерального центра СПИД академик РАН Вадим Покровский говорит, что, несмотря на статистику Минздрава, которая второй год показывает снижение заболеваемостью ВИЧ, на самом деле в России бушует настоящая эпидемия. И чтобы ее остановить, нужно не меньше 100 млрд рублей в год, из которых на профилактику дожно идти не меньше 5 млрд рублей. Разницу в цифрах ВИЧ-инфицированных Минздрава и Роспотребнадзора (по данным Минздрава, в 2017 году ВИЧ обнаружили у 85,8 тысяч человек, Роспотребнадзор зафиксировал вирус у 104 тысяч – РС) объясняет тем, что первый фиксирует лишь тех, кто уже заразился и обратился к врачам за помощью, а второй вообще всех выявленных.

По всей стране и практически во всех сферах идет укрепление бюрократических процедур

– Не все ведь доходят до врачей и вообще в курсе, что они болеют, собственно, НКО и занимались тем, что помогали выявить таких больных и сопровождали их дальше: объясняли, к каким специалистам идти, как лечиться и жить дальше, – поясняет Покровский. – То, что в этот процесс решил вмешаться Минюст – в духе нашего времени, поскольку по всей стране и практически во всех сферах идет укрепление бюрократических процедур. В отдельных регионах с социально уязвимыми группами работали только НКО, получавшие зарубежную помощь. Волонтерами таких НКО часто были люди, которые сами вышли из таких вот социально уязвимых групп и которые изнутри понимают проблемы таких людей и могут говорить с ними на одном языке. Плюсы от такой работы были и для тех, и для других, поскольку для самих волонтеров это была отличная социализация.

По словам академика Покровского, Глобальный фонд для борьбы со СПИДом, туберкулезом и малярией, финансировавший в РФ множество программ, отказался это делать, поскольку считает, что Россия – богатая страна и сама в состоянии бороться с ВИЧ-инфекцией. "Некоторым НКО, работавшим на иностранные гранты, в этом году дали на их программы государственные деньги, но их все равно гораздо меньше того, что они получали и эти суммы не идут ни в какое сравнение с тем, сколько их на самом деле нужно", – считает Покровский.

Зачищается "поляна" под удобные фонды, во главе которых родственники крупных госчиновников, например, фонд г-жи Медведевой

Собеседник, хорошо знакомый с работой НКО, занимающихся ВИЧ-инфекцией, попросивший не указывать его фамилию, считает, что новый законопроект Минюста связан как раз с распределением государственных денег, которые будут тратиться на ВИЧ. "Зачищается "поляна" под удобные фонды, во главе которых родственники крупных госчиновников, например, фонд г-жи Медведевой, жены председателя правительства РФ Дмитрия Медведева, или для тех, кто смотрит в рот чиновникам Минздрава и никогда их не критикует", – полагает он.

Академик Покровский говорит, что темпы заражения ВИЧ в этом году уже на уровне прошлого, а могут быть еще выше, и очевидно, что принимаемых мер недостаточно, чтобы остановить эпидемию. "Поскольку количество заболевших растет в среднем на 100 тысяч в год, то растут и траты на их лечение, а это колоссальные деньги, – объясняет Покровский. – Но одними лекарствами проблемы не решить: сейчас во многих регионах на одного врача в день приходится 50 больных, разве можно при таком потоке говорить о качестве лечения? Многие заразившиеся просто уходят из СПИД-центров, поскольку не хотят там сидеть сутками и знают, что АРВТ на всех не хватает и получает терапию лишь каждый третий".

Из-за юридических препонов второго транша точно не будет

По его словам, без профилактики эпидемию не остановить, общественность в целом должна активизироваться. Впрочем, как и крупные спонсоры. "У нас должны наконец появиться свои биллы гейтсы, готовые тратить сотни миллионов на борьбу с ВИЧ-инфекцией. Потому что если вдруг сейчас тот же Билл Гейтс захочет дать денег нашей НКО, то он должен будет пройти столько юридических препонов, что второго транша точно не будет", – убежден Покровский.

Сергей Дугин, руководитель благотворительной организации "Гуманитарое действие", которая уже 20 лет в Санкт-Петербурге помогает людям с ВИЧ в том числе на зарубежные деньги, видит в инициативе Минюста скорее политический заказ, чем заботу о здоровье граждан.

– Я не понимаю, кого еще они хотят "придушить", и так уже тех, кто реально помогал, признали "иноагентами" и замучали проверками. Если же государству действительно нужно быть в курсе программ, по которым работают НКО, то в чем проблема пригласить всех на координационный совет в Минздрав и спросить нас об этом? – удивляется Дугин. – Но почему-то раньше это никого не интересовало.

По его данным, часть НКО работали по последним грантам Глобального фонда до июня 2018 года, у многих организаций это вообще были единственные деньги.

– Наш бюджет – 40-50 миллионов в год, в последнее время мы стали получать поддержку от государства, но это в лучшем случае лишь 20% от этой суммы, – говорит Дугин. – Бороться с ВИЧ невозможно без государства, ведь у него и врачи, и лекарства, и административный ресурс. И только когда есть понимание проблемы, когда и НКО, и врачи, и чиновники говорят на одном языке можно хоть что-то в этой области сдвинуть с точки. Все эти годы мы тут все вкалываем, у нас нет ругани, наоборот – полное понимание, что работа с ключевыми группами необходима, и есть огромная поддержка со стороны главы нашего СПИД-центра Дениса Гусева. В итоге Питер, входивший в "пятерку" самых неблагополучных регионов по распостраненности ВИЧ-инфекции, резко пошел вниз и уже вышел из первой "десятки".

Новые случаи заражения в основном фиксируются среди общего населения

В год мы тестируем 15-17 тысяч человек, это наркозависимые, секс-работницы, при том, что всего на наркоучете в городе стоит 11 тысяч потребителей наркотиков. Статистика показывает, что среди уязвимых групп процент заболевших не увеличивается, новые случаи заражения в основном фиксируются среди общего населения. Собственно, поэтому так важна профилактика, так важны знания. У нас в каждой больнице лежат буклеты, написанные доступным и понятным языком, рассчитанные на разные группы людей. И повсюду социальная реклама – и в метро, и в городе на билбордах – которую мы предварительно тестируем в соцсетях и лишь потом печатаем по льготным ценам.

Академик Покровский считает, что борьбой с ВИЧ-инфекцией лишь в крупных городах общую ситуацию не улучшить, и правительству нужно срочно заняться профилактикой в регионах, в первую очередь теми, где еще нет критической ситуации. "Проще предотвратить эпидемию, чем лечить всех заразившихся, число которых только увеличивается, потому что иначе никаких денег не хватит и саму эпидемию не остановишь", – говорит он.


Источник: www.svoboda.org