На пороге эпидемий: медики рассказали, чем грозит отказ от прививок

 

2018-11-08 22:53




Выступающих против вакцинации врачей будут наказывать, а национальный календарь прививок расширят к 2020 году

В России скоро введут электронный сертификат прививок, а Минздрав обсуждает разработку законопроекта, предусматривающего привлечение к ответственности за призывы к отказу от вакцинации. Об этом представители министерства и ведущих медицинских и научных учреждений страны сообщили на круглом столе в «Известиях». Они также рассказали, почему исчезли импортные вакцины от гриппа, по какой причине и в следующем году с ними опять могут возникнуть сложности и как в ближайшее время изменится Национальный календарь прививок.

Капризные штаммы

«Известия»: Есть ли исследования, доказывающие, что люди, привитые от гриппа, не болеют?

Наталья Костенко, замдиректора департамента науки, инновационного развития и управления медико-биологическими рисками здоровью Минздрава РФ: С 2006 года, когда прививка от гриппа была включена в национальный календарь профилактических прививок, заболеваемость снизилась в десять раз.

«Известия»: В МФЦ москвичам предлагали вакцины от гриппа «Ультрикс» и «Совигрипп», а на работе — «Гриппол Плюс». Как выбрать, чем лучше привиться?

Наталья Костенко: В рамках нацкалендаря за счет федерального бюджета закуплены три вакцины российских производителей: «Ультрикс», «Совигрипп» и «Флю-М». «Гриппол Плюс» закупают некоторые регионы, он сделан на голландских антигенах. На коммерческом рынке имеются вакцины зарубежного производства. Все эти препараты содержат одинаковые актуальные на этот сезон штаммы, все создают активный иммунитет.

Наталья Костенко, замдиректора Департамента науки, инновационного развития и управления медико-биологическими рисками здоровью Минздрава РФ

Фото: ИЗВЕСТИЯ/Алексей Агарышев

Наталья Костенко, замдиректора департамента науки, инновационного развития и управления медико-биологическими рисками здоровью Минздрава РФ

Юрий Васильев, и.о. директора ГосНИИ особо чистых биопрепаратов ФМБА России, кандидат биологических наук: Если надзорные органы и экспертные центры разрешают какой-то препарат, это означает, что он прошел очень жесткий контроль качества.

Владимир Таточенко, главный научный сотрудник Центра иммунопрофилактики Института педиатрии Национального научно-практического центра здоровья детей Минздрава России, доктор медицинских наук, профессор: Претензий к качеству вакцин как продукта за последние 40 лет не было ни одной. Нет разницы, привиться отечественной или импортной вакциной, если это та же самая вакцина.

«Известия»: В этом году людям не оставили выбора — импортных вакцин от гриппа не найти ни в аптеках, ни в клиниках. Почему это произошло — это лоббирование отечественных фармацевтов?

Юрий Васильев: Их просто не хватило. Рекомендация ВОЗ на этот сезон была дана в феврале 2018 года, и среди компонентов оказался штамм A/Сингапур/2016 (H3N2). Он очень сложный в работе, и у многих производителей возникли проблемы с наработкой достаточного количества доз вакцины на имеющихся мощностях. В связи с этим не все зарубежные компании смогли произвести вакцины на экспорт, в том числе в Россию.

На совещании ВОЗ по следующему сезону гриппа Южного полушария в очередной раз дали рекомендацию на новый штамм серотипа H3N2 — А/Швейцария/2017. Пока на его основе разработан лишь один производственный реассортант. Это означает, что и на следующий год с высокой долей вероятности могут возникнуть сложности.

«Известия»: Насколько развито отечественное производство вакцин?

Наталья Костенко: Из 23 вакцин, которые входят в национальный календарь, 18 производятся по полному циклу на территории страны. Все отечественные вакцины — высокотехнологичные иммунобиологические препараты.

В этом году в России зарегистрирована и уже продается четырехвалентная вакцина против гриппа — «Гриппол Плюс квадривалент». Большая часть мира уже прививается вакцинами, содержащими четыре штамма, а мы пока трехвалентными. Но Минздрав планирует переход на использование четырехвалентных вакцин в будущем.

Юрий Васильев: Наша иммунобиологическая промышленность может и делает конкурентоспособные вакцины. Санкт-Петербургский НИИ вакцин и сывороток ФМБА России производит гриппозную расщепленную вакцину, поставляемую в страны Латинской Америки, в том числе через фонды Панамериканской организации здравоохранения (ПАОЗ).

Юрий Васильев, и.о. директора Гос. НИИ особо чистых биопрепаратов ФМБА России, кандидат биологических наук

Фото: ИЗВЕСТИЯ/Алексей Агарышев

Юрий Васильев, и.о. директора ГосНИИ особо чистых биопрепаратов ФМБА России, кандидат биологических наук

Следует отметить, что российская вакцина от желтой лихорадки несколько лет назад получила преквалификацию ВОЗ, то есть может закупаться через международные фонды для нужд ВОЗ и обеспечения кампаний вакцинации по всему миру.

Владимир Таточенко: Вакцина от лихорадки Эбола была сделана у нас. Но отечественной бесклеточной АКДС (вакцины против коклюша, дифтерии и столбняка) до сих пор нет, и это снижает охват прививками. Вакцин от кори, паротита, краснухи тоже нет. Последняя была разработана, но ее так и не выпустили. Прививку от гемофильной инфекции лет 15 пытаются сделать в Ростове, но так и не создали.

Сертификат для пациента

«Известия»: Изменились ли противопоказания для прививок?

Елена Малинникова, главный инфекционист Минздрава РФ, заведующая кафедрой вирусологии РМАНПО Минздрава РФ, доктор медицинских наук: Сейчас мы можем прививать людей с тяжелыми хроническими заболеваниями, граждан любого возраста начиная с шестимесячного, а некоторые прививки разрешены в первые сутки жизни ребенка (например, от гепатита B). Противопоказаний крайне мало.

«Известия»: Доказана ли связь между прививкой АКДС и аутизмом?

Елена Малинникова: Нет, нет и еще раз нет. Никаких доказательств связи прививки с развитием аутизма не существует.

Владимир Таточенко: Однако с отказом от вакцинации сложилась трагичная ситуация. В Москве охват прививками АКДС — не больше 65%. Родители боятся этой вакцины, хотя на самом деле она дает температуру, но не более того.

К сожалению, Минздрав не знает, сколько у нас непривитых детей. 20–30% населения отказываются от прививок, а по отчетам привиты 100%. Роспотребнадзор пользуется советской системой учета — считает охват прививками по отношению к плану. 

Наталья Костенко: Охват прививками достигает значений, которые рекомендует ВОЗ. Отказы в основном идут по медицинским показаниям. Чтобы получить точную статистику, Минздрав выступил с инициативой создания закона о биологической безопасности, который уже внесен в правительство РФ. Основной новеллой закона будет формирование электронного сертификата прививок. Такая система позволит нам полностью учитывать всё прививающееся население.

Елена Малинникова: Мы надеемся, что уже в этом году закон будет внесен в Госдуму.

Елена Малинникова, главный инфекционист Минздрава РФ, заведующая кафедрой вирусологии РМАНПО Минздрава РФ, доктор медицинских наук

Фото: ИЗВЕСТИЯ/Алексей Агарышев

Елена Малинникова, главный инфекционист Минздрава РФ, заведующая кафедрой вирусологии РМАНПО Минздрава РФ, доктор медицинских наук

Возвращение эпидемий

«Известия»: От чего обязательно прививать детей, а от чего — желательно?

Владимир Таточенко: Надо прививаться от всех болезней, от которых есть прививки. Сейчас в больших городах мы наблюдаем вспышки кори. Если охват населения вакцинацией продолжит снижаться, мы получим эпидемию дифтерии. Эпидемию коклюша мы уже имеем, но бактериологически подтверждено только 5% случаев. Тем временем заболеваемость в Питере в пять раз больше регистрируемой по стране — это уровень эпидемии.

Михаил Михайлов, руководитель лаборатории вирусных гепатитов Института вакцин и сывороток им. И.И. Мечникова, доктор медицинских наук, профессор, член-корреспондент РАН: Как председатель комиссии по верификации элиминации кори и краснухи в Российской Федерации могу с уверенностью сказать, что наша страна выполняет все требования ВОЗ. Мы находимся на передовых позициях, охват прививками составляет 97%. Но тем не менее корь есть. Заболеваемость корью растет во всем мире. В предыдущие два года в нашей стране были только завозные случаи, а в этом году появились собственные вирусы.

Владимир Таточенко: Перед эпидемией дифтерии, в течение 10–15 лет, у нас тоже регистрируемый охват был выше 90%, а эпидемия показала, что фактический охват детей прививками был не более 65–70%, что и привело к массовым заболеваниям — и детей, и взрослых.

Елена Малинникова: Эпидемия дифтерии была вызвана провалом в вакцинации в 1991–1993 годах.

Владимир Таточенко: Коклюшная вакцина действует пять лет, а потом дети не защищены. Поэтому коклюша много. Там, где честно ставят диагнозы, это 250–300 случаев на 100 тыс. детей. Это эпидемия. Чтобы ее не было, следует добавить по крайней мере одну или две дополнительные дозы в школьном возрасте.

Под чужой защитой

«Известия»: Почему масса людей живет без прививок и не болеет?

Елена Малинникова: Они каждый день рискуют заболеть. Я видела, как умирают дети от дифтерии, поэтому ни при каких обстоятельствах не откажусь от вакцины. Ужасно, если вы могли защитить ребенка элементарными мерами, но не сделали этого.

«Известия»: Нужно ли вводить ответственность за отказ от прививок?

Наталья Костенко: Франция законодательно вводит обязательную вакцинацию. Это обеспечение национальной безопасности.

Елена Малинникова: Я считаю, что нужно вводить ответственность для врачей, которые не рекомендуют прививать детей.

Наталья Костенко: Мы думаем над такой законодательной инициативой — введением ответственности для медицинских работников, которые призывают к отказу от прививок.

«Известия»: В законопроекте речь идет об ответственности только медицинских работников?

Наталья Костенко: Тех медицинских работников, которые призывают отказаться от прививок. Конечно, это не коснется врачей, которые дают отвод от прививки по медицинским показаниям. Пока это инициатива министерства, которая обсуждается на экспертном уровне. Многие ее поддерживают.

Владимир Таточенко: Нужно объявлять выговор доктору, который агитирует против прививок.

Владимир Таточенко, главный научный сотрудник Центра иммунопрофилактики Института педиатрии Национального научно-практического центра здоровья детей Минздрава России, доктор медицинских наук, профессор

Фото: ИЗВЕСТИЯ/Алексей Агарышев

Владимир Таточенко, главный научный сотрудник Центра иммунопрофилактики Института педиатрии Национального научно-практического центра здоровья детей Минздрава России, доктор медицинских наук, профессор

Михаил Михайлов: Следует посылать таких врачей на принудительное переобучение по программе вакцинопрофилактики.

Владимир Таточенко: Выступать против прививок — это всё равно что выступать против электричества. Человечество стало вакцинозависимым, и те СМИ, которые предоставляют слово противникам вакцинации, наносят здоровью населения большой вред.

«Известия»: В Америке есть традиция: если ребенок заболевает ветрянкой, все идут в гости и стараются заразиться. Что вы думаете о естественной иммунизации?

Елена Малинникова: У нас раньше такое было в деревнях — девочек водили «на завтрак к краснухе».

«Известия»: Это лучше, чем делать прививку?

Наталья Костенко: В детстве заболевание переносится легче.

Юрий Васильев: Мы пока не имеем вакцин, которые дадут стопроцентный иммунитет, но живые ослабленные вакцины, моделирующие естественную инфекцию, высокоэффективны. Успехи иммунопрофилактики — искоренение натуральной оспы и приближение вплотную к искоренению полиомиелита — были достигнуты в большей степени с помощью живых вакцин. Но и у них есть риски неблагоприятных реакций.

Наталья Костенко: Когда человек заболевает, он начинает принимать лекарства, в том числе антибиотики, у которых тоже есть побочные эффекты. Появилась устойчивость к микробам. Вакцины направлены на снижение этой резистентности.

Владимир Таточенко: Я несколько лет назад написал в Минздрав, что нужно прививать от гепатита А, и получил прекрасный ответ, что заболеваемость снижается, поэтому вакцинировать не надо. В том-то и дело, что, когда снижается заболеваемость, надо вакцинировать.

Михаил Михайлов: Когда мы достигаем высокого уровня вакцинации и происходит снижение заболеваемости до единичных случаев, появляется ощущение, что мы победили инфекцию. Так было с полиомиелитом: перестали вакцинировать в южных республиках бывшего СССР, и он появился. Непривитые люди обеспечивают вспышку заболеваемости.

Михаил Михайлов, руководитель лаборатории Вирусных гепатитов Института вакцин и сывороток им. И.И. Мечникова, доктор медицинских наук, профессор, член-корреспондент РАН

Фото: ИЗВЕСТИЯ/Алексей Агарышев

Михаил Михайлов, руководитель лаборатории вирусных гепатитов Института вакцин и сывороток им. И.И. Мечникова, доктор медицинских наук, профессор, член-корреспондент РАН

Календарный вопрос

«Известия»: Насколько наш календарь прививок соответствует мировой практике?

Наталья Костенко: В США национальный календарь включает 17 инфекций, наш — 12. У нас пока нет прививок от ротавируса, ветряной оспы, менингококка, гепатита А и вируса папилломы человека (ВПЧ), но каждые два-три года вносятся изменения в схемы иммунизации, вводятся новые вакцины. Прорабатывается вопрос о расширении нацкалендаря к 2020 году на вакцины от ротавирусной инфекции, ветряной оспы и расширение контингента детей, прививаемых от гемофильной инфекции.

«Известия»: Вакцина от ВПЧ будет включена в календарь?

Наталья Костенко: Тут много споров. Необходимость вакцины от ВПЧ будет рассмотрена экспертами.

«Известия»: Не в экономический ли вопрос всё упирается?

Наталья Костенко: В экономический, конечно.

Михаил Михайлов: Мы всё время выбираем, что важнее сейчас внедрить в национальный календарь. Я лоббирую гепатит А. Пять лет тому назад в Тыве мы вакцинировали от гепатита А всех детей от двух до 16 лет. В тот момент заболеваемость в республике была больше 300 случаев на 100 тыс. человек, а в течение последующих трех лет зарегистрировали всего два случая гепатита А, причем завозных. Внедрить это на уровне России было бы хорошо, но здесь требуются большие средства.

«Известия»: Насколько эффективна прививка от туберкулеза — БЦЖ?

Владимир Таточенко: БЦЖ — самая плохая вакцина, но отменять ее пока нельзя, новую не придумали. Заболеваемость туберкулезом очень хорошо снижается. Это эпидемиологическое чудо, которое произошло в России, — снижение детской заболеваемости с 20 до 11 случаев на 100 тыс. При сохранении достаточно высокой заболеваемости взрослых, которые и заражают детей.

«Известия»: От чего надо прививаться взрослым?

Наталья Костенко: Прежде всего от гриппа. От кори, потому что все прививались еще в советское время. От краснухи — в основном женщинам от 18 до 25 лет. От вирусного гепатита B, столбняка и дифтерии.

Елена Малинникова: Если вы выезжаете в жаркие страны — от гепатита А. Если едете в африканские страны — от желтой лихорадки.

Наталья Костенко: Паломники, которые ездят на хадж в Саудовскую Аравию, должны быть обязательно привиты от менингококковой инфекции.

Прививки

Фото: ИЗВЕСТИЯ/Алексей Агарышев

Михаил Михайлов: Более правильный подход — доверие к лечащему врачу. Он порекомендует, что надо в первую очередь.

Вакцины будущего

«Известия»: Появятся ли вакцины от ВИЧ, от рака?

Елена Малинникова: Идут усиленные разработки.

Юрий Васильев: Российская ДНК-вакцина от ВИЧ несколько лет назад прошла вторую фазу клинических испытаний, мы активно готовимся к третьей. Всё упирается в поддержку. Нам нужны либо инвесторы, либо помощь государства.

«Известия»: От каких болезней нет вакцин, но они крайне нужны человечеству?

Михаил Михайлов: От гепатита С — это серьезнейшее заболевание, «ласковый убийца». Вирус очень изменчив, как и при ВИЧ-инфекции. Создание универсальной вакцины считается практически невозможным. Сейчас произошла революция в терапии гепатита С, появились новые препараты безинтерфероновой терапии, которые эффективны в 98–99% случаев. Однако работать над вакциной всё равно нужно.

Наталья Костенко: Нужна вакцина от малярии.

Елена Малинникова: Необходима вакцина от боррелиоза, потому что все центральные регионы сейчас им поражены. 

Владимир Таточенко: Требуется вакцина от лихорадки Денге. Герпетические вакцины разрабатывают, но что-то пока безрезультатно.

Юрий Васильев: Хотелось бы видеть разработки против коронавируса, особенно ближневосточного коронавируса (MERS). Это бомба, которая может взорваться в любой момент. За счет развития авиаперевозок за один день вирус может распространиться по всему миру.

Сейчас идет очень большая работа над вакцинами не только против инфекционных агентов, но и других заболеваний, опухолей (онковакцины). Это сложная работа.

Елена Малинникова: Некоторые научные статьи говорят о том, что вся онкология вызвана инфекционными агентами, просто мы пока не знаем вирусы, которые вызывают рост клеток.

Михаил Михайлов: Нужна вакцина от человеческой глупости.


Источник: iz.ru