Юстинианова чума

 

2018-11-01 12:00





С доказательствами ранних массовых эпидемий все не очень. Ветхий завет, например, в «Первой Книге Царств» в двух отрывках описывает то ли чуму, то ли что-то похожее. Там филистимляне разбили войско израильтян и захватили в числе прочего Ковчег Завета господня - ящик со священными книгами. Зная, как ценна эта реликвия для израильтян, они притащили её в город Азот (N2) - праздновать.

И была рука Господа на городе — ужас весьма великий, и поразил Господь жителей города от малого до большого, и показались на них наросты.

Может это чума, а может и нет, трупов-то нету, в зубы им заглянуть. Выжившие уверены, что это наверняка кара еврейского Бога, и.... отправляют подарочек соседям, в город Шеф, который тоже начинает быстренько вымирать. Потом отвезли шкаф в Асколон, и…..

И те, которые не умерли, поражены были наростами, так что вопль города восходил до небес.

Жрецы посоветовали вернуть реликвию израильтянам, и эпидемия прекратилась. Есть интересная подробность - в повозку с дарами положили по числу владетелей филистимских пять наростов золотых и пять мышей золотых, опустошающих землю; ибо казнь одна на всех вас, и на владетелях ваших. Пять золотых мышей и пять золотых наростов - вроде, они связали мышей с появлением наростов? Может, правда чума.

Античные источники вообще не очень-то балуют подробными описаниями симптомов, и о причинах эпидемий можно только гадать. Чума (или нет) в ассирийском войске, осаждавшем Иерусалим, например:

И случилось в ту ночь: пошел Ангел Господень и поразил в стане Ассирийском сто восемьдесят пять тысяч. И встали поутру, и вот все тела мертвые.

Информативно, конечно.

Греческий врач Руфус из Эфеса, живший во времена правления римского императора Траяна, описывал по более старым, не дошедшим до нас источникам эпидемии чумы в Ливии и Египте. Все это безумно интересно, поэтому ковырять это мы не будем - так или иначе, чума эпизодически проявлялась там-сям, всё очень мутно и ничего не ясно.

Первый общепризнанный выход на большую сцену происходит аж 541 году нашей эры, и это было совсем не похоже на прежние относительно безболезненные визиты. В этот раз всё было всерьез, мощно и надолго.

Я не встретил нигде нормального объяснения, почему именно в это время эпизодические вспышки чумы перешли в разряд пандемии - не затухающей, самоподдерживающейся, перемещающейся сквозь границы и через моря эпидемии. Называется два фактора: постепенная мутация YMT гена, повышающая вирулентность и случайная мутация считывающей каретки, в результате которой гены, кодирующие мембранные белки…

Что-то сложное.

Короче, на сегодняшний день существует семь подвидов чумы, отличающихся друг от друга по характеристикам, понятным лишь ученым (Y. pestis talassica в отличие от Y. pestis alegeica вырабатывают уреазу, зато alegeica может ферментировать глицерин, например). Я сам не понимаю свой «например», но отличия, видимо, достаточно существенные для выделения подвидов, у каждого из которых есть еще и штаммы. И еще биовары. И раньше все это было еще более многообразно. И именно та разновидность чумы, которая приползла в Египет и Эфиопию в 541 году оказалась идеально сбалансирована, чтобы убить побольше народу и размножиться в популяциях грызунов и человеков как следует. Кстати, именно эта разновидность была в числе тех, что сгинули впоследствии во тьме веков, неисповедимы пути эволюции и Дарвина, пророка её.

Вторая причина - банально не повезло с природными явлениями.

И в этом году произошло величайшее чудо: весь год солнце испускало свет как луна, без лучей, как будто оно теряло свою силу, перестав, как прежде, чисто и ярко сиять.... ...Тогда шёл десятый год правления Юстиниана.

Прокопий Кесарийский

Чудо это, вызванное резким снижением прозрачности атмосферы из-за извержений нескольких крупных вулканов в тропиках, привело к нескольким холодным годам подряд - самому резкому понижению среднегодовой температуры за последние 2000 лет. Урожай был очень не очень, и цены на продовольствие прыгнули вверх, в то время как уровень средней упитанности населения - вниз. Хроническое недоедание и голод ухудшают эпидемиологическую обстановку, ослабляя сопротивляемость человеческих популяций болезням - когда заболеет достаточно доходяг, они и сытого здоровяка за собой в могилу утянут.

Диаграмма уровня жизни населения Средиземноморья накануне первой пандемии.

Что-то такое же происходило и у хвостатых: земля не родила биомассы достаточно, чтобы прокормить популяции, и ослабленные голодом, они скучивались в городах, чтобы ухватить чутка из небогатых людских запасов.

Немного исторических декораций

На дворе 541 год.
На востоке Византийской Империи, персы, вероломно нарушив пакт о ненападении, отжали пару крепостей, начав очередную Ирано-Византийскую войнушку.
На Аппенинском полуострове византийские войска дожимают остготов, и скоро весь итальянский сапог будет в руках Императора.
Вестготы сидят в Испании, к ним в гости ходят дружины франков.
Пригороды Константинополя полностью отстроены после прошлогодней вечеринки гуннов. Велизарий, полководец Юстиниана I, клянется, что вот это — крайний раз так, ну правда.
Юстиниан I, он же Великий - амбициозный и талантливый император восточной Римской Империи, один из наиболее выдающихся императоров поздней античности. Он занимается тем, что сейчас бы назвали "восстановление территориальной целостности Римской Империи" — и у него здорово получается.(Вчера в термах пьяные купцы говорили, что его жена - бывшая проститутка).
Константинополь — самый большой город мира с населением около восьмисот тысяч человек. Четыре года назад было закончено строительство самого большого в мире храма — Собора Святой Софии. Он очень, очень большой.
Империя переживает небывалый экономический, культурный, военный расцвет, и давит врагов как на западе, так и на востоке.
Соправитель Юстиниана — мудрая и расчетливая императрица Феодора. (На рынках шепчутся, она была гетерой в молодости. Тсссссс!)

Все готово. Поехали.

Всё началось в 542 г. в городе Пелусий – крупном экономическом центре Византийской империи, расположенном на средиземноморском побережье, в восточной части дельты Нила. Египет был житницей империи, и корабли, груженые зерном, чумными мышами, блохами и матросом, который недавно заболел, но скоро, наверное, поправится отправлялись оттуда во все порты Средиземного моря.

Эпидемия, двигаясь буквально следом за купцами, по их торговым маршрутам, довольно скоро парализовала все крупнейшие центры экономической жизни и захватила Константинополь. Порт, через который проходили корабли, отправляющиеся во все уголки известного мира, был идеальным местом для распространения инфекции: из «Истории франков» Григория Турского мы узнаем о том, что в 543 году на территории современной Франции вовсю свирепствовала чума. Отличная скорость для средневековья!

Константинополь лёг: огромный мегаполис, набитый людьми, понятия не имевшими о природе инфекционных заболеваний, не имеющими ни одного рабочего метода борьбы с ними - был обречён. Вот что пишет Прокопий Кесарийский, наблюдавший все это непосредственно из окошка в режиме реального времени:

«От чумы не было человеку спасения, где бы он ни жил - ни на острове, ни в пещере, ни на вершине горы… Много домов опустело, и случалось, что многие умершие, за неимением родственников или слуг, лежали по нескольку дней несожжёнными. В это время мало кого можно было застать за работой. Большинство людей, которых можно было встретить на улице, были те, кто относил трупы. Вся торговля замерла, все ремесленники бросили своё ремесло…»

На пике смертности по свидетельствам современников в городе погибало до 10 тысяч человек ежедневно: даже если сделать большую скидку на отсутствие централизованного учёта и понятные причины для сгущения красок (они просто смотрели в окно и видели Апокалипсис на марше), всё равно получается очень много. По современным оценкам, в Константинополе во время первой волны эпидемии погибло около сорока процентов населения. Заболел и сам император (люди говорят, что этот мор — кара господня за грешницу императрицу, потворствующую еретикам - монофизитам), но сумел выздороветь и жил дальше долго и счастливо - достаточно, чтобы увидеть начало крушения своих амбициозных планов.

Год за годом чума расползалась по Европе и Азии, собирая урожай в Италии и Германии, Испании и Франции, Англии и Африке. В Персии она поразила шаха Хосрова I Ануширавана и его персидскую армию, что привело к остановке боевых действий и заключению мира с Византийской империей: воющим сторонам стало временно не до этого. Шах, кстати, выжил, чем здорово подвёл своего наследника - юношу с красивым именем Анасозад, но про него позже.

Особенно сильным был удар по малой Азии и портовым городам средиземного моря, причем в ряде случаев эпидемия возвращалась в уже опустошенную местность спустя пару лет и добивала выживших. Слово представителям франков:

«А уж во время самой чумы такая смертность была во всей той области, что и невозможно сосчитать, какое множество людей там погибло. И в самом деле, когда уже не стало хватать гробов и досок, то погребали в одну могилу по десять и более человек. Подсчитали, что в базилике святого Петра (в Клермоне) в одно из воскресений было триста покойников. И сама смерть была внезапной. А именно: когда появлялась рана наподобие змеи в паху или под мышкой, человек так отравлялся ядом, что он испускал дух на второй или третий день. Сила яда лишала человека сознания...» - франкский епископ Григорий Турский.

В формате ряда масштабных эпидемий все это продолжалось около тридцати лет, затем ещё около сотни лет эпизодических вспышек там сям, с периодичностью около 15 лет в одной и той же местности. По данным византийских письменных источников, второй заход по Константинополю эпидемия совершила в феврале-июле 558 года, оттуда перекинулись на Киликию, Месопотамию, Сирию.

Слово Иоанну Эфесскому, Сирия:

"Трупы, распадающиеся и гниющие на улицах, ибо некому было похоронить их... большие и малые дома, внезапно превратившиеся в могилы... Корабли среди моря, чьи моряки были внезапно сражены, и они превратились в кладбища, но продолжали плыть по волнам..."

Далее автор констатирует, что практически нигде в азиатской части империи в тот год не был собран урожай, а скот разбежался по полям.

В Рим, которому в этом столетии не везло особенно сильно, чума наведывалась аж трижды. Кроме того, город осаждали то римляне - выбивали готов, то готы осаждали римлян, а потом и тех, и других завоёвывали лангобарды. Дожились до того, что немногочисленное местное население пасло скот на городских пустошах среди руин античных храмов.

Вечный город в период тотальной непрухи

Не зацепило (или нет данных - могильников и письменных источников) только самые северные районы Скандинавии, Шотландию и нет уверенности насчёт Ирландии - какая-то сильная эпидемия там была, но по описаниям симптомов - всё очень не точно.

В общей сложности погибло около 125 миллионов человек - сто миллионов на востоке и двадцать пять миллионов на западе. Оценка, конечно, примерная, но общее экспертное мнение: народу поумирало дохрена.

Аравийский полуостров под раздачу не попал или почти не попал: всё-таки для чумы там, наверное, было всё же жарковато. Но затронуло и их: нарушение хозяйственной жизни Византии и Персии ударило по доходам от перевалочной торговли - основе экономики полуострова. Нарушение привычного уклада жизни, обнищание значительной части населения, ослабление соседей, упавших в демографическую яму - привело к тому, что последователи новой религии - магометанства- легко захватили сначала аравийский полуостров, создав Арабский Халифат, а затем начали давить во все стороны сразу, подчинив малую Азию, Египет, Ливию, Персию, и обеспечив базу для дальнейшей экспансии ислама.

А помните Анасозада, парой абзацев выше? Его мать была христианкой, и он унаследовал её веру, что не очень-то нравилось персидскому шаху. Позиции христиан в Персии были не то чтобы прямо очень сильны, но христиане составляли заметный процент населения, включая часть высшей знати, существовали довольно большие зоны компактного проживания христиан... И именно поэтому Анасозад (ну нравится мне его имя) жил под охраной в какой-то отдаленной провинции. Узнав о болезни отца, он собрал войско, объявил старого шаха мертвым, себя, соответственно новым шахом, начал переговоры с Юстинианом (помоги взойти на престол и у нас всё будет) и выступил в поход на столицу. Да вот только шах взял да и выжил, спутав молодому амбициозному руководителю все планы. А шансы, возможно, были: его войско оказалось достаточно устойчиво, чтобы не разбежаться по домам, когда дело уже казалось проигранным - и было разбито в сражении, а сам Анасозад был убит случайной стрелой. Не фартануло. А ведь если бы Персия и Византия перестали друг друга мочалить в бесконечных войнах, кто знает, как пошли бы дела у арабов.

Все усилия императора Юстиниана I и его супруги (утром на ипподроме в толпе кто-то крикнул, что однажды трахнул её, заплатив всего полфолиса) по восстановлению прежней, в старых границах Римской империи потерпели крах. Константинополь, конечно, оправился и от этого удара, мертвых вывезли и похоронили, торговля снова пошла в гору - но момент был безнадежно упущен. Империя перешла к стратегической обороне, отбиваясь от своего молодого и агрессивного исламского соседа с юга, теряя территории на западе, и больше никогда не достигала такого могущества, как прежде.

Последствия катастрофы сказались даже на состоянии атмосферы (!!!!) - как показал анализ проб льда из приполярных областей, во второй половине VI века снизился процент углекислого газа в атмосфере - результат гибели огромного числа людей и зависевших от них домашних животных, и вырос процент кислорода - заброшенные пастбища и пахоты вновь стали зарастать лесами.

Ну и ещё ремарочку. За чуму Юстиниана тоже долго уверенности не было, что она именно чума, а не что-то другое: брюшной тиф, оспа, прочее всякое неприятное, пока с десять лет назад примерно не нашли убедительных доказательств. Да, опять про зубы.

Зуб из Ашхайма. Благодаря мертвым героям с особо прочными зубами мы знаем всё, что мы знаем

На территории современной Германии, неподалеку от баварской деревушки Ашхайм немцы раскопали большое чумное кладбище, датировав его по остаткам бус 525-550 годами нашей эры. Именно в этом могильнике были найдены несколько зубов, достаточно хорошо сохранившихся, чтобы микробиологи смогли вытянуть из них информацию о том самом штамме Yersinia Pestis, определить отличия этой бактерии от предков и потомков, и поставить очередную веху на её эволюционном пути.


Источник: m.vk.com